Привет, Гость
  Войти…
Регистрация
  Сообщества
Опросы
Тесты
  Фоторедактор
Интересы
Поиск пользователей
  Дуэли
Аватары
Гороскоп
  Кто, Где, Когда
Игры
В онлайне
  Позитивки
Online game О!
  Случайный дневник
BeOn
Ещё…↓вниз
Отключить дизайн


Зарегистрироваться

Логин:
Пароль:
   

Забыли пароль?


 
yes
Получи свой дневник!

Дневник пользователя 46585 > Изюм (записи, возможно интересные автору дневника)


кратко / подробно
Вчера — четверг, 13 декабря 2018 г.
: ( Cтepвятник 23:20:23

Удобного­ времени­ ждут дураки.­ Есть идея получше­ - беги.

Бляяяят, я вспомнил, короче, кусочек сна.

Я знаю, что Симка - подруга Акито. Я видел ее пару раз у него в комментариях, но никогда не интересовался ее личностью (звучит так пафосно, но я типа рили просто за ней никогда не сталкерил), а она мне приснилась!!
Правда, приснилось, что она умирает. Мучительно так умирает...

Не знаю, почему. Не знаю, что это было.
Но вот так!
люди в белом orange bunny 06:37:48
 

­­ ­­ ­­ ­­ ­­


Недавно мне приснилось,что я ехала в автобусе старого типа.
Знаете такие редкие сиденья по сторонам из пластика и обтянутые тканью.
Я сидела напротив двери.
Рядом сидели люди,но они выглядели как тени.
Просто темные силуеты людей .
Я едва помню их черты, хотя черты их лиц и тела были.
И они были разнообразные.
Всё вмимание во сне был на мальчика,который стоял рядом со мной.
Ему было лет 6. Его образ был ясным и он был в белой одежде
И обувь была белая.
Он что-то делал ,стоя рядом со мной.
Потом он поднимал с пола семечки и я сделала ему замечания,такое как делают маленьким, которые подбирают мусор и пытаются что-то сделать с ним.
Он взял меня за руку и потянул за собой. Я пошла за ним и он пытался меня вывести из автобуса, при этом смотря на меня и улыбаясь мне.
Двери автобуса были белыми.
Он сам уже почти вышел и тянул меня за собой, а улица за его спиной стала озарятся белёсным светом и вскоре стала ослипительно- белая, будто в глаза засветили фонариком.
Я упёрлась и потянула ребенка назад.
Я спросила его : А где твоя мама?
А ответветил мне,что его мама Лена.
Я обернулась и увидела мою маму,а рядом с ней женщину.
Худую женщину с короткими, курдрявыми, светлыми волосами.
Мама смотрела на меня,а эта щенщина в сторону моей мамы.
МАмин образ был тоже ясный, но она была одета в обычную одежду,но её одежда была темнее,чем у людей с белой одеждой.

На этом мой сон закончился.

-------------------­--------------------­--------------------­

Я думаю,что люди в белой одежде- это недавно умершие люди.
Потому-что мне приснился Горшок.
Это солист группы "Король и Шут",
Я знаю,что его зовут Михаил.
Во сне он стоял передо мной на чём-то высоком. Было не понятно,потому что помещение было полностью белоснежное и то на чём стоял дядя МИша тоже белое.
Я думаю,что это сцена.
Он был одет в белую одежду и обувь.
На его лице не было грима и причёска без капли геля. Взлахмаченая.
Он смотрел на меня свысока и улыбался. Махал мне рукой.
ОН махал и улыбался до тех пор, пока я ему не ответила улыбкой и помахала в ответ.
Он опустил руку. продолжая улыбаться мне и развернулся, и ушёл.

По обе стороны от него стояло двое мужчин. Один был крупный и лысый с бородкой. Другие трое поменьше его и худые.
Они ушли после того,как ушёл дядя Миша.


Позавчера — среда, 12 декабря 2018 г.
. K0k0m0 08:36:38
когда
когда ты засыпаешь
о чувствах забываешь
в мечтах ты бед не знаешь

о люди
вы так больны собой
и каждый вам чужой
вы так глупы порой

что чаще
вам видеть боль в глазах
привычней или страх
вам не уйти от себя

как только
вас не удивляет
что все в своих мирах одни
сторонних не пускают
ведь держаться в тени куда проще

кто будет ждать
когда каждый из взглядов осудит

что рассуждать
и дивиться тому что имеем

нас не сломить
ведь внутри мы намного сильнее

(я уйду навсегда)

давно
мне приходилось слышать
о том что нужно видеть
о том что должен делать

как часто
мне говорили стой
забудь свои слова
не приходи сюда

теперь мне
оставить проще все
быть кем мне все равно
оставлю в прошлом но

мне скучно
на вас смотреть и знать
кем вы хотите стать
какой ценой страдать


Музыка навсегда увула
© Правдёж 03:31:46
"Когда, восторгом движимый моим,
Симоне замышлял свое творенье,
О если б он, в высоком устремленье,
Дал голос ей и дух чертам живым.

Я гнал бы грусть, приглядываясь к ним,
Что любо всем, того я ждал в волненье,
Хотя дарит она успокоенье
И благостна, как Божий херувим.

Беседой с ней я часто ободрен
И взором неизменно благосклонным.
Но все без слов... А на заре времен

Богов благословлял Пигмалион.
Хоть раз бы с ней блаженствовать, как он
Блаженствовал с кумиром оживленным." © - Пастернак

Категории: Поэзия, ©
вторник, 11 декабря 2018 г.
... Ласка . 23:09:03
"А вдруг я когда-нибудь...". Давай-ка ты не хлами. Не собирай грязь и пыль на вещах, которыми никогда не воспользуешься, даже в следующей жизни. Выброси все раз и навсегда. Не перед новым годом, не перед чьим-то приездом, а для себя. Вымой полы, и если надо, поменяй обои. Живешь здесь и сейчас, а не в пережитках или ожиданиях. Так что выбрасывай сейчас, а не когда станешь другим человеком.

Категории: Завал, Слова-дела
Без названия. Taint 20:02:03

Lost & delirio­us

Сказка о Монстре.docx

Подробнее…Их легенды пытаются уберечь их от ошибок, но они никогда не верят. Им говорят: «не ходи по лесу в ночи, не заходи глубже в чащу», но они никогда не слушают. Их глаза не способны увидеть даже шорох в листве, а ноги точно не унесут от беды. Их сердца выдают себя во тьме, а запах страха непреодолимо и точно несет к ним смерть.

То был лес с сердцем темнее беззвёздной ночи. То был лес, в котором не желал бы уснуть ни один лютый зверь. То был дом тьмы и пристанище для любого, жаждущего нести боль и страдания. С наступлением темноты раздираемый стонами земли от мук сотнями чудовищ, живущих там.

-Я чую новых гостей, - бархатистый рык, пробирающийся под кожу идеально острым скальпелем.

Теперь им не сбежать, что бы они не сделали. Две тени блеснули в холодном свете луны, накрывающем кривые лапы безлистных деревьев, умирающую, почти черную сущую траву, оголяющую грязь земли. Стук сердец отдается в их голодных телах, рождая лишь один, неподвластный разуму, инстинкт. Теплые, хрупкие, сладкие. Еще ни о чем не догадываются, но им уже отрезают путь к свободе, перерезая как ножницами нити их судеб.

-Слишком быстро бьются… - выдохнул один беззвучный шепот.

-Там… дети, - ответил ему второй и тень застыла, скрываемая ночью, потому невидимая для зрения людей.

-Дети, - облизнулся первый и рванул с нарастающей скоростью и дрожью своего плотоядного существа.

Но не успел он и приблизиться, как его сбила тень, заставляя отлететь на десятки метров, ломая ветки кустов и сучья деревьев. На шум и треск люди обернулись, наконец заподозрив что-то неладное. Они заметили сияние хищных глаз и тут же рванули к свободе, думая, что им хватит сил.

-Какого черта ты творишь?

-Дети не способны по-настоящему бояться и дать отпор. И ты называешь себя охотником?

Блеск оскала одного и титаническое спокойствие другого. Они больше не произносили слов, но ощущали ярость и чистую злобу друг друга как нельзя четче. Все закончилось тем, что первый рванул, решив во что бы то ни стало завоевать эту сладкую добычу, оставив другого в тяжелых раздумьях. Не прошло и минуты, как лес заполнился страшными воплями, такими обычными для этого края. Десятки холодных глаз выглянули из тьмы в печали – эта добыча досталась не им. А тень стоял на месте, смотря на свет единственно вечной ему спутницы, будто требуя от нее ответа.

Раздался детский оглушающий плач и все тело дернулось спазмом, таким необычным для вечно спокойного и уверенного в своих силах охотника. Он быстро нагнал своего товарища, расправившегося со взрослыми и теперь надвигающегося на двух маленьких беззащитных созданий, даже не понимающих что происходит, а плачущих от того, что их уронили на холодную землю.

-Тебе мало двоих, чтобы насытиться? – тень отвлек его внимание, заставив остановиться.

-Мне всегда мало. Будто ты не знаешь какая бездонная пропасть в нас.

-Ты прав, - выдохнул он и хватило человеческого вдоха, чтобы сократить расстояние и еще меньше, чтобы разорвать его грудную клетку и изъять все еще бьющееся черное сердце жестокого убийцы, - именно поэтому я заполняю ее себе подобными.

Глаза товарища беззвучно вопрошали, смотря с изумлением и страхом. Тело уродливо изогнулось в свой последний раз и опало на землю, в алую лужу крови людей, заливая ее своей чернильной мерзостью. Плачь продолжался и сквозь него едва можно было услышать шорох приближения остальных. Все замерли, немея от страха перед чудовищем, убившим чудовище. Им показалось, что он улыбался, словно на мгновение стал самым счастливым в этом убогом краю.

Он хотел было уйти сразу после того, как сердца были сожраны, но стоило сделать пару шагов в чащу, как детей окружили другие слабые твари, опьяненные человеческим запахом. Ему забавляло, как они держат дистанцию и, сделав шаг к ним, он заставил их всех попрятаться по кустам обратно. Усмехнувшись, он подошел к детям и услышал легкие вздохи и рыки отчаяния. Многие из них из своей слабости давно не ели и уже на грани своего существования. Решаться ли они отобрать единственный доступный им сейчас корм? Что-то внутри затрепыхалось от этих мыслей, и он склонился к плачущим дрожащим комочкам, сразу вдыхая странную сладость их тел – до тошнотворности приторно. Он размышлял над тем, как другие твари могут это есть, когда

самому даже касаться их не хотелось. А может он уже привык к горечи и даже гнили, казавшейся ему вкуснее любого самого сладкого десерта. Неуклюжие когтистые лапы сгребли обоих вместе с землей, оставляя рваные следы на почве. Десятки глаз следили за каждым его движением, как гиены, ждущие ухода насытившегося льва. Но в этот раз хищник забрал все, не оставив объедков. Он мучительно медленно уходил с поляны, еле сдерживая издевательскую улыбку, слыша эти тихие шорохи за собой. Они шептались, решая взять количеством, но каждый из них готов был дать деру, стоило ему хоть раз взглянуть на них. Решаться ли они сделать хоть что-нибудь, чтобы выжить? Его чертовски интересовало на сколько люди и твари различаются в страхе перед смертью, но по итогу это было единственное, что их объединяло и делало до омерзения похожими. Он не хотел оставлять себе детей и нес их краю леса, чтобы оставить людям, которые смогут взрастить из них новую пищу. Он редко выходил за границу леса, ему это было не нужно – люди сами лезли в лапы чудовищ столько лет, даже и не думая что-то менять. Интерес заставлял выглядывать, но там все вокруг было ужасно не похоже на его дом, на то место, где он родился, вырос и жил так много столетий. Он не боялся, скорее ему было там скучно и все до приторности сладко, как и запах от детей. Он взглянул на них, мирно уснувших в лапах чудовища, даже не представлявших, сколько их сородичей мучительно погибло от них. На расстоянии от него до сих пор мельтешили другие твари, ждущие его решения, а он смотрел на этих детей. Он никогда еще не ощущал этих эмоций – спокойствие и тягу к его существу, которое согрело и… спасло? Могли ли они знать, что он сделал для них. Впервые никто не боялся его прикосновений и не пытался убежать, раздирая глотку криком ужаса. Даже чудовища способны ощущать одиночество и потому он хоть и на время, но связывал себя с другими тварям. Но они были мелочные, жадные. Им нужна была лишь пища. И не будь он сильнее их – давно сам мог умереть в когтях себе подобного. Ни о какой тяги друг другу и говорить нельзя, если ты живешь в постоянной бдительности.

Он мотнул мордой, прикрывая глаза, пытаясь сбросить с себя навязчивые мысли и странные чувства, закопошившиеся там, где всегда так пусто и темно. Выйти и оставить их у какого-нибудь дома. Их воспитают и вырастят в очередных зверушек, которые, встретив монстра, закричат и попытаются убежать. Которые будут заливаться слезами и умолять не трогать, а может попытаются убить ножом или ружьем, чтобы спасти свою жалкую вонючую шкуру. А если человек будет жить с монстром – каким он тогда станет? Желание изучить что-то новое, чтобы побороть вечную скуку заставило его шагнуть обратно в лес с этими маленькими сопящими комочками в его жестоких лапах. К тому же, он сможет увидеть ясней, решится ли какая-нибудь тварь перебороть свой страх, чтобы выжить. Так много оправданий для странных ощущений, родившихся внутри.

1.

Когда-то давно, еще до появления тени, этот лес был чем-то другим и по всей территории жили и охотились люди. Поэтому нередко в чаще можно найти одинокую обветшавшую хижину, которую теперь обжило какое-нибудь чудовище, слабо поддерживая в ней жизнь только чтобы задремать в сравнительной безопасности, а может быть в странном поиске уюта в те дни или месяцы, когда охота затихает. Он принес детей в свое убежище, к которому не смел приближаться никто в здравом уме, ибо он любовно охранял место своего обитания и мог убить любого, даже если особой надобности в этом не было. Ему пришлось многому научиться в уходе за человеческими детьми, чтобы те перестали так громко кричать, привлекая лишнее внимание. Но даже учитывая повышенный интерес, в первые годы никакое чудовище, даже находясь в самом отчаянном положении, так и не решилось нарушить границу тени. О нем было известно во всех уголках темного края и только подобные его силе могли рискнуть завести с ним «дружбу», постоянно находясь в молчаливой войне своей холодной энергетикой. Ему пришлось узнать, что люди любят тепло и поэтому нужно в холодное время растапливать печь. Ему приходилось мириться с удивленными непонимающими взглядами себе подобных, когда он ломал деревья и разрезал их в дрова, тратя силы на странное занятие. Именно из-за тяги к теплу он как какой-нибудь вредный гном из сказок воровал одежду, часто пугая чужих детей, удивляясь тому, как те кричали, только увидев его косматую морду, и как те два мальчика были спокойны в его присутствии, начиная кричать лишь тогда, когда им что-то было нужно. Но никогда он от этих двоих не ощущал страха.

Ему пришлось узнать, что дети мало того, что не едят ни сырое сердце, ни сырую плоть, так и в принципе им нужна особая еда. И пока они не подросли для нормальной пищи, все остальное он так же воровал, слишком сильно вливаясь во все человеческое. Он нашел их странное успокоение от светлячков, треска дров в камине, жужжания жуков, которых ловил им в бутылки, чтобы они могли их трясти, выуживая все новые и новые звуки. И когда они осознали новое место пребывание домом, а его – родителем, он впервые услышал странный человеческий звук – смех. Они сидели рядом с ним, дергая за черные космы, потряхивая жуков и смеясь, изредка поглядывая, будто пытаясь ему что-то сказать. На мгновение ему показалось, что его пустота внутри закрылась и наступило странное умиротворение, но тяжелые мысли растолкали все по своим местам, возвращая его сущность. В ту же ночь он ушел на охоту не за едой, а чтобы вспомнить, кто он на самом деле такой.

Он много думал над тем, что, взрослея они когда-нибудь поймут разницу между собой и им, а может быть он захотел примерить на себя личность человека, почувствовать, что значит быть одним из них, и в силу изменчивости своей сущности принял облик последнего убитого им. Он обращался в свой истинный облик лишь когда шел на охоту, практически не прячась от детей. Но те воспринимали все так спокойно, будто так и должно было быть. В первые дни даже пугались, когда он предстал перед ними не лохматой тварью, а миролюбивым осанистым мужчиной. Он общался с ними так же, как и они с ним – звуками. И стоило ему издать свой бархатистый рык, как они перестали плакать и долго всматривались в глаза, прежде чем спокойно подпустили. Интересно, подумал он, как для них важны ощущения, а не то, что они видят глазами, как у взрослых, совсем не похожих на детей. Или это дети разительно отличались от взрослых и способны были полюбить даже чудовище, если он греет и заботится о них.

Он заметил, как они нуждаются в его обществе и его общении, стоило им научиться ходить. Он часто уходил из дома и бывал сутками не появлялся, лишь следил за другими тварями, что шатались поблизости его территории. Когда он возвращался, они жались к нему и бывало заползали на его постель, когда он дремал, а сон его мог длиться чуть ли не неделями. Разве что приходилось укорачивать, дабы добывать им корма. Они одинаково спокойно обращались к обоим его обличьям, совершенно не чувствуя опасности от его клыков и когтей, хотя ему бы хватило одного молниеносного движения, чтобы лишить жизни обоих.

В очередной раз смотря на их умиротворенные спящие лица подле себя, на своеобразной кровати из шкур поверженных сильных собратьев, он почуял чужой запах, зашедший слишком далеко. Неужели кто-то все-таки решился отвоевать себе обед. Он мягко, но быстро сполз, не потревожив сна обоих и вышел, заинтересованный поведением другой твари. Тварь не только нарушила границы, но и подошла непозволительно близко к его хижине и теперь вряд ли выберется живой.

-От твоего дома исходит сладкий запах. Почему ты их давно не съел? – вопрошала она, выходя в холодный свет луны.

-Перед тем, как ты умрешь, я спрошу: зачем ты пришла сюда?

-Мы, - тварь расплылась в усмешке оскала и из тени вышли другие.

Они как-то умудрились спрятать от него свой запах, чтобы подойти незаметно. Он не знал, сколько здесь тварей и не могли ли они зайти со спины, что, наверняка, они и намеревались сделать, раз нашли такой ход. Тем лучше.

-Наконец-то я насыщусь, - его голос снова принял манеру рыка, переходя на какое-то утробное клокотание, а на морде появилась кривая плотоядная улыбка.

И в тот же момент умерла уверенность тварей в своих силах, решивших взять штурмом убежище свирепого и безжалостного убийцу, укрывающего манящие кусочки к жизни. Они уворачивались почти с той же скоростью, с какой он подлетал к ним, практически не касаясь лапами земли, будто движимой одной лишь жаждой смерти. Но все же он был быстрее. Хруст переломанного хребта, глухой удар срезанной головы о почву, в небо ударила струйкой черная жижа, заменявшая тварям кровь. Тело задергалось в конвульсиях и почти сразу свалилось к ногам тени, облизывающего свои когти, окидывая взглядом застывшую толпу. В его оскале звучал вопрос «кто следующий», но они все решили, что игра не стоит свеч. Слишком поздно. Он молнией метался от одного к другому, срезая лапы, головы, пронзая грудь подобно копью, заливая и так черную почву новыми порциями тьмы.

-Скажи, на что ты готов, чтобы выжить? – как-то неимоверно нежно проурчал он, вздергивая последнюю оставшуюся в живых тварь за горло.

-Я… буду охотиться для тебя.. охранять твою территорию… твоим оружием, - взмолился он, дергаясь в его крепкой хватке.

-Зачем мне такое жалкое оружие? – рассмеялся он, одним сильным движением сминая шею так, что позвонки превратились в порошок, а морда безвольно повисла на его руке, как и обмякшее безжизненное тело.

Когда он вернулся к хижине, он увидел мальчиков, стоявших в проеме и смотревших вдаль. Он увидел их раньше, чем они его и задался вопросом, почему они выглядели такими обеспокоенными и напуганными. Когда же они смогли разглядеть его, они оба побежали босиком по холодной почве навстречу, заливаясь детскими слезами, издаваясь звуками, которыми выражали страх. Но не тот страх, который он привык чуять к себе от людей и даже себе подобных. Они боялись, что с ним что-то случилось и он больше не вернется. Эти странные ощущения, которые породили их эмоции, свалили его на колени, будто самое сильное оружие попало пулей в самый центр его сущности. Они жались к нему, цепляясь за испачканную в чужой крови шерсть, даже не думая где он был и что делал. Они просто были рады, что он пришел.

В голове мелькнули мысли, что, если он их оставит, они неотвратимо изменят его жизнь и всю его суть. Может, даже погубят? Может быть, уже пора отдать их людям, пока они еще не выросли в полноценных взрослых. Тем более, он уже проверил и твари действительно могут рискнуть жизнью, ее же защищая. Но ему было интересно, какими взрослыми они станут, живя в таком убогом краю вместе с монстром. Он не хотел признаваться себе и решил, что просто еще не время. Впервые, неосознанно он подарил им объятья, хоть и считал их бессмысленным жестом слабых.


Категории: ШобНеЗабыть
20:19:34 Taint
понедельник, 10 декабря 2018 г.
Мои декабрьские сны Печальный клоун.... 20:07:36
Так удивительно…Мне начали сниться странные сны. Сначала на выходных мне приснился Вова.:-|­ Мне приснилась проходная возле моей работы и будто я там его ждала, когда он выйдет из тюрьмы…И вот, он где-то отсидел пять лет – и его выпустили. Я не помню за что он сидел, я не помню, почему это было на проходной «Пеленга», но я помню, что как-то так сложились обстоятельства, что мы снова были в отношениях, а, может, даже и в браке, и у нас всё было хорошо…Смешно, конечно.:-D­ Но я подумала – это знак. Надо бы рискнуть его ненавязчиво всё-таки поздравить на др. Написать без всяких пожеланий простую фразу: «С днем рождения, Вова».:-)­ Даже если негативно отреагирует спустя и полтора года после нашего с ним тяжелого расставания – пускай. Но ведь надо же мне как-то использовать свою хорошую память на даты…B-)­ Тем более, сейчас декабрь. В прошлый раз я так не рисковала делать, дабы не напоминать о себе, а сейчас этот сон... Да и, по правде говоря, мне и осенью такие мысли приходили: что-то неожиданно я заскучала…И даже не по нему, а по тому прошлому, что не вернешь, загрустила о том, как наша жизнь куда-то исчезает в бездну вместе с людьми, которые участвовали в ней. Но после тех мыслей приснился мне страшный сон, связанный с этим вспыльчивым юношей – и тогда решила, что не буду поздравлять! А теперь думаю: «ну что тут такого?»...
А прошлой ночью мне приснился Илья. И как ни странно тоже какая-то связанная с ним криминальная история. Точнее даже приснился не он. А обсуждения с какой-то мне незнакомой женщиной о нём. Был ли это следственный комитет, я не знаю. Но я помню, что я его от всей души в чем-то оправдывала. Он сделал какой-то проступок, а я говорю: «это его жизнь сделала таким озлобленным, на самом деле, это чистейшей души человек!…»8-|­:-$­:-D­­ И начинается с моей стороны чуть ли не психологический анализ его личности…
Кто знает, может, эти сны говорят о том, что эти парни нуждаются сейчас в моей помощи? Но, как с одним, так и со вторым, связь потеряна…От одной потери я радовалась и приобретала свободу, от другой – я печалилась и уходила в объятия страха, но не фрустрировала: предполагала, что она произойдет.
А на самом-то деле, я это всё к чему? Да к тому, что не понимают они все. Молодежь очень часто не задумывается, когда рвет связи со своими знакомыми. Ведь если бы привелось им дожить до глубокой старости, они возможно на тот момент уже много людей на своем пути потеряли бы, наверняка, навсегда…Вот какого им будет тогда? Остаться один на один с размышлениями о надвигающейся смерти, с воспоминаниями о прошлом, где осталась именно их большая часть жизни, а никого-то из родных может и не остаться…А ведь если бы поддерживал общение хоть с тем, кто тебе не друг, но кто участвовал в твоей жизни, то какова бы была радость? Неописуемая! Нам всем нужно друг за дружку держаться, иначе из людей превратимся в ящеров, иначе погубим Бога в себе…и не найдем спасения! И увянем, как волки с изнывающей в душе пустотой и страстным взглядом на таких же, как и мы, безучастных к тебе людей.


Музыка Оленька Пулатова - Наши сны
Настроение: серенькое
Хочется: выспаться - и проснуться летом в Питере)
Категории: Сны
Через 2 дня, как мы навсегда с ней распрощались, проснулась от... FrostNin 19:07:08
Через 2 дня, как мы навсегда с ней распрощались, проснулась от странного и пугающего звука. За окном лил дождь, он шел уже давно и не собирался заканчиваться. В панике соскочила и начала искать зонт, чтобы бежать к ней, ведь ее мочил дождь, ведь ей бы стало мокро, ведь она бы лежала в воде и мерзла!
Меня быстро скрутили и не отпускали, пока истерика не закончилась.
Теперь чувствую, что нужно с кем-то об произошедшем поговорить, с кем-то, кто бы понял меня и понял правильно.
воскресенье, 9 декабря 2018 г.
Вы отписываетесь - я даю вам букву. Мне дали букву "Р" Я люблю: рейв... BadComrade 15:02:16
Вы отписываетесь - я даю вам букву.

Мне дали букву "Р"

Я люблю: рейв, реп, работу, работодателя, рандомных людей, родину, родителей
Я не люблю: разозливаться, рак

Вещь в квартире/доме: раковина

Имя наиболее близкого человека: Ярик

Люблю нарушать правила
­­
главная проблема путешествий во времени трайк 12:04:49
приснилось будто с челами переместились в прошлое
далекое
какието "ковбойские" времена
и с нами там был дженсен эклс
который решил нас бросить и начать жить в этом времени

во сне так остро ощущалось, что мы не вернемся никак назад и что мы заперты в этом грязном времени
прям стремно как-то это было
Быть взрослым в частности значит уметь защитить себя от того, к чему ты пока не готов Annavita 09:56:30
Недавно на встрече с читателями меня спросили, как я реагирую, когда критикуют меня или мои книги — особенно в интернете. Этот вопрос задают часто, поэтому я решила подробно ответить на него, в надежде, что мои слова помогут кому-нибудь — не важно, кто вы и что делаете со своей жизнью.

Самый простой и короткий мой ответ, когда меня спрашивают, как я реагирую на критику, — «никак». Я не читаю статьи и комментарии, в которых меня критикуют, и не ищу их специально в интернете. Подробнее…

Я избегаю критики о себе не потому что мне плевать на то, что люди говорят обо мне. Наоборот — потому что я принимаю чужие мнения слишком близко к сердцу. Я очень чувствительна, и меня легко ранить злым словом. Я знаю, что критические высказывания могут сильно задеть меня, а у меня нет цели ранить себя.

Я не слушаю критику от людей, которые не принимают мои интересы близко к сердцу, — такая критика не делает меня лучше

О моей работе написано много больших обстоятельных рецензий в серьезных газетах — но я их никогда не читала. Например, я знаю, что легендарный критик Джанет Маслин написала разгромную рецензию на мою книгу «Законный брак» в The New York Times несколько лет назад, но я не имею ни малейшего представления, что именно она сказала обо мне, и не собираюсь узнавать. Если вам любопытно прочесть — Google в помощь, но я точно не хочу.

Знакомые рассказали мне, что рецензия была негативной: добрые друзья просто предупредили, не такие добрые послали ссылку — спасибо, ребята. В любом случае я ответила: «Спасибо за информацию» — и тут же отвернулась, как я отворачиваюсь, когда проезжаю мимо дорожной аварии или когда по телевизору показывают место убийства, от которого кровь стынет в жилах.

Я не буду впускать эти слова в мою голову. Я не могу держать эти картинки у себя голове. Поступить так значило бы совершить насилие над собой, а я больше не хочу себя насиловать.

Кажется, Джон Апдайк сказал: читать рецензии на свои книги все равно что есть сэндвич, в котором может попасться битое стекло. Бутерброд с осколками стекла. Какая мне польза оттого, что я съем что-то, от чего внутри будет кровоточить?

Напротив, если рецензия доброжелательная, и ее заранее посмотрел любящий член моей семьи, я прочту ее. Потому что догадайтесь что? Правда, очень приятно слушать, как люди хвалят вашу работу! И это редкость! Поэтому, когда такое случается, радуйтесь вволю, наслаждайтесь хорошей рецензией.

Когда та же Джанет Маслин написала рецензию на мою книгу «Происхождение всех вещей» в The New York Times и она ей понравилась, я наслаждалась ее статьей, потому что нет ничего плохого в том, чтобы побаловать себя вкусным сэндвичем, в котором нет осколков стекла. Потому что нам всем иногда нужно «кормить себя».

Кто-то скажет: «Но как же вы можете считать себя честным художником, если вы готовы слышать только хорошие слова и не обращаете внимания на критику?» Я отвечу: «Это моя работа — следить за тем, чтобы оставаться честным художником, а не забота критика».

Критик не работает на меня, он работает на газету. У критика есть его собственная ответственность — он должен оставаться честным, но он не обязан вытаскивать меня из беды или принимать близко к сердцу мои интересы. Природа наших отношений другая. Во мне нет ненависти к критикам, они — естественная часть творческого пейзажа. Но я не слушаю критику от людей, которые не принимают мои интересы близко к сердцу, — мне такая критика никак не помогает в работе и не делает меня лучше.

Жестокая честность — это не добродетель. Честность без доброты не стоит той цены, которую вы за нее платите

Тем не менее негативные отзывы о моей работе я принимаю — но только от определенных людей и в определенное время.

Люди, к чьему мнению я прислушиваюсь, заслужили право предлагать мне критику. Их немного, и они драгоценны. Это несколько моих самых близких друзей, которым я доверяю, члены моей семьи и коллеги. Вот тест, который помогает мне определить, есть ли у конкретного человека право критиковать меня.

Доверяю ли я твоему мнению и твоему вкусу?
Верю ли я, что ты поймешь то, что я пытаюсь создать, и поэтому сможешь помочь мне улучшить мое произведение?
Уверена ли я, что ты принимаешь мои интересы близко к сердцу — что в твоей критике нет какого-то темного скрытого мотива, задней мысли?
Уверена ли я, что ты предлагаешь свою критику со всей возможной мягкостью — так, чтобы не ранить меня ею?

Доброжелательность — очень важное условие. У вас, как и у меня, наверняка имеется подруга, любительница резать правду-матку в лицо. Послушайтесь моего совета: никогда не показывайте ей свою работу. Никогда не спрашивайте ее мнение, никогда не обнажайте перед ней свою ранимость. Когда кто-нибудь заявляет вам, что «жесток, но зато честен», на самом деле он хочет сказать следующее: «Я жестокая. Мне нравится причинять боль. Ты можешь быть уверена, что я только и жду возможности поиздеваться над тобой. Пожалуйста, дай мне возможность ранить тебя».

Я никому не давала разрешения издеваться над собой. Я не испытываю к себе ненависти до такой степени. Жестокая честность — это не добродетель. Честность без доброты не стоит той цены, которую вы за нее платите. Я могу выслушать искреннее мнение, но только когда оно исходит от доброго сердца, которое не жаждет крови.

Теперь о том, когда я слушаю критику. Только если еще остается шанс что-то исправить или изменить в работе. После того как книга ушла в печать — не в моей власти что-то изменить, потому что толку копаться в критических отзывах, когда уже слишком поздно?

И не гуглите свое имя, если только не хотите нанести себе больше ран

В век интернета очень трудно избежать негатива о себе — так легко найти и прочесть о себе самые ужасные вещи. Все, что мы выкладываем онлайн, может стать предметом высмеивания, оскорблений. Но это не делает интернет местом зла. Интернет еще и чудесная площадка для игры, где вы выражаете себя самыми невероятными способами, о которых раньше человечество и не подозревало. Так наслаждайтесь этой игрой и посылайте свои произведения в мир. Но не читайте комментарии. Просто — не читайте.

И не гуглите свое имя, если только не хотите нанести себе больше ран. Раз уж речь зашла о том, как перестать ранить самого себя, дайте мне сказать заодно вот что: не гуглите имя своего бывшего или бывшей. Отойдите от горящей машины.

Конечно, бывает невозможно избежать неприятных комментариев. Вдруг

выскакивает в «Твиттере» или «Фейсбуке» что-то злобное, грубое. Блокируйте, игнорируйте, не застревайте на этом. Не кормите троллей. Не давайте себя вовлечь. И никогда не позволяйте троллям украсть у вас право пользоваться таким чудом, как интернет.

У вас есть право говорить и право публиковать свою работу, право найти свою аудиторию. Просто продолжайте выражать себя — и не обращайте внимания на критику, вовремя отворачивайте голову.

Не сидите с широко открытыми глазами в час ночи — обычно еще и с огромной порцией мороженого в руке — после того, как опубликовали что-то важное для себя, и не прокручивайте страницы с добрыми отзывами, пока наконец не наткнетесь на один невероятно жестокий комментарий, который доказывает то, что вы всегда подозревали в самом темном, кошмарном углу вашего сознания, — что да, вы обманщица, у вас нет таланта, вы толстая, уродливая и полное ничтожество.

Я отказываюсь ненавидеть себя до такой степени

Не начинайте копать эту яму, потому что если вы будете копать достаточно долго, вы найдете боль, которую искали.

Читать комментарии о самом себе в интернете — все равно что украдкой листать дневник соседа по комнате. Так и тянет прочесть, потому что вот же он, лежит перед вами. Но если читать долго, в конце концов наткнетесь на слова, которые разобьют ваше сердце. Не читайте. Положите на место. Не поддавайтесь искушению. Проявите силу воли, она необходима, чтобы позаботиться о себе. Уйдите прочь.

Я не раз наблюдала, как мои друзья — творческие личности — причиняли такой вред себе и своей работе, копаясь в комментариях в поисках негатива, пока в конце концов не находили осколок стекла в сэндвиче, и тогда они брали этот осколок и ранили им себя, глубоко. Иногда эти раны остаются навсегда. А потом друзья удивляются, куда подевалось их вдохновение и почему им так трудно творить.

Тем временем придурок, который написал мерзкий комментарий о вас, нажимает «отправить» под своим злобным посланием и снова переключает свое внимание на пиво и порно. Он будет сидеть, почесывая зад, и думать про вас забудет. А вы между тем навсегда впечатаете его слова в свой разум. И когда вы сядете, чтобы творить в следующий раз, это слова будут эхом отдаваться в вашей голове («Ты бездарность. Ты ничтожество, мусор»).

Я отказываюсь идти по этому пути. Я отказываюсь ненавидеть себя до такой степени. Хватит и того, что творческая работа — одна из самых тяжелых на свете. Я отказываюсь заполнять свое творческое пространство, свой мозг жестокими ядовитыми словами, которые только ухудшают дело.

Отказываясь читать мерзкие вещи о себе, я не отрицаю реальность, я утверждаю себя в ней. Таким образом я поддерживаю свою жизнь и свою творческую энергию. Это мой способ защиты, способ сохранять свой ум чистым, ясным и готовым к творческой игре.

Я хочу, чтобы все мы свободно выражали себя в мире — особенно женщины! Нам нужны ваши голоса, нам нужно ваше творчество, нам нужна ваша храбрость, ваши произведения и ваша работа. Но помните: если вы посылаете что-то в мир, каждый имеет право отвечать на ваше послание как захочет — это условия договора. На вас могут наброситься, вас могут оскорблять, вас могут унижать. Но вы не обязаны никого слушать.

Отвернитесь от жестокости. Найдите людей, которым вы можете доверять, и прислушивайтесь только к ним. Как только вы отправили свое произведение в мир, ваша работа окончена. Отпустите ее и идите дальше своей дорогой. Продолжайте делать свою работу, открывайтесь миру и отворачивайтесь от темноты.

Заботьтесь о себе. Творите свободно. Делитесь храбро. Но никогда не начинайте копать яму, чтобы найти разбитое стекло.
суббота, 8 декабря 2018 г.
Р Господин Лейтенант 23:24:38
мне приснился сон-кошмар с криповой маленькой девочкой двух-трёх лет
не помню что она делала весь сон, только было стрёмно очень
но закончилось это тем, что я лежала где-то, она сидела рядом, и заполняла какие-то документы про меня, я смотрела на документы, а потом решила посмотреть на её лицо

и она резко запрокинула голову и резко ужасно засмеялась совсем не как трёхлетная девочка
брр ааа
скример во сне

я сразу проснулась, не хотела засыпать, но потом слегка поддалась сну
и стала слышать детский плач где-то за мной, при том что я оставалась в комнате
я поняла что не могу двигаться
и значит это сонный паралич
я задёргалась
и проснулась

Категории: Сны
kseniia 21 июля 2017 г. 11:23:20 написала в своём дневнике Жизнь проносится мимо mz. hyde 14:37:12

we are loud like love


­­Хочу переносить в этот бложик старые записи, потому что именно тут я хочу собрать всю сборную солянку своих недо/пере мыслей и мыслительных процессов. Почему-то именно в этом блоге я смогла сохранить грань между желаемой собой и собой настоящей. Так пусть же тут покоится моя душа до конца.Этот пост я посвятила своему прошлому и году, который досконально не отображен нигде, совсем нигде. А так же затронула тему смерти и самоубийства. Наверное, писать об этом, вспоминать и снова переживать заново все те фрагменты 2016 года (зима-осень) было сложнее всего.

­­

Подробнее…
Хуже смерти или убийства — только самоубийство. Я изучала этот вопрос много лет, заинтересовал он меня еще лет в пятнадцать, когда мир вокруг меня начал стремительно меняться и я перестала быть там, где привыкла быть. Стрессовые и тяжелые моменты доводили меня до того, что я просто хотела опустить руки и сдаться. Мне казалось, что в этом мире уже не осталось ничего светлого ради чего еще стоит жить и бороться. Спустя еще полгода я начала читать эссе Камю об абсурде и самоубийстве, точнее будет сказать что само его эссе направлено на то, что абсурдность мира приводит к самоубийству, но в пятнадцать с половиной лет трактовка его эссе казалась мне другой, до истины я докопалась уже спустя несколько лет, когда смогла более здраво оценивать каждое слово. Все это я пишу не просто так, не просто так ворошу самые неприятные воспоминания своего больного сознания, пару дней назад покончил с собой кумир моего детства и моей юности — солист Linkin Park. Я прекрасно знаю и понимаю, что приводит человека к подобному, а если он уже к этому пришел, то точно никому не скажет о своем решении. До тех пор пока человек борется за свою жизнь, пока точка еще не стоит, его подсознание подтолкнет его к тому, чтобы сказать о своем решении хоть кому-то и именно тогда хоть кто-то, но сможет его остановить. Так останавливали и меня. Но мои приступы в желании отказаться от жизни скорее напоминали детское недовольство и бунт. Впервые я задумалась об этом около восьми лет, я просто хотела, чтобы обо мне заботились. Я хотела так привлечь внимание. Истинная природа самоубийства глубже, да и грань между жизнью и смертью очень тонка. Если ее перейти — очень сложно вернуться назад. Все, что тебя окружает, все, с чем ты сталкиваешься изо дня в день начинает казаться тебе глупым, ненужным, лишенным смысла и радости. Смерть как избавление от боли. Смерть как конец страданий. Но истина в том, что этот конец прокладывает новое начало, начало новой боли, боли такой необузданной и дикой. И это боль родных. Всегда, каждый раз, какие бы безумные не были события жизни вокруг меня, что бы ни толкало меня на попытку закончить со всем — я вспоминала маму. Она единственное, что держало меня, я очень боялась причинить ей настолько сильную боль, она бы точно не справилась.

Я хорошо помню момент, когда начала уже сходить с ума. Это было тяжелое время в моей жизни, рядом со мной был человек, который нарочно изводил меня, доводил до истерик, до самоненависти, до такого дикого состояния, что мне просто хотелось лечь и умирать. Я не хотела есть, я не хотела спать, я не хотела выходить на улицу и кого-либо видеть. Я просто хотела лежать и умирать. Это было около года назад, я сильно похудела, заболела и с трудом вообще могла что-либо делать. Чтобы выбраться из этого состояния мне понадобился месяц, но для того, чтобы покончить с этим раз и навсегда — мне необходимо было оборвать то, что меня так сильно угнетало. И это был мой бывший парень. Ирония в том, что он тоже пытался вытянуть меня из этого состояния, но делал только хуже. Каждая его реплика и каждый диалог выводил меня на то, чтобы я снова начала плакать и биться в истерике. Я уже не помню всего, я не помню всех диалогов, всех моментов. Но отчетливо запомнила как он сказал, что когда я плачу — он чувствует, что я его люблю. Таким образом, человек просто раздувал свое эго за счет меня, за счет того, что я мучилась. Самым страшным был момент, когда я в истерике со всей силы кинула чашку с чаем на пол, а меня саму начало трясти. Такой сильной истерики у меня не было никогда. Я пыталась держать это в себе, старалась не плакать, я терпела каждое сказанное им едкое слово, но я не выдержала. Меня трясло так, что он понес меня в ванну и я обливалась ледяной водой. После этого случая мы встречались еще около двух месяцев. Я не знаю как я выдержала это, но точно знаю, что моя нервная система очень сильно истощала. Сейчас я стараюсь всеми силами ее восстановить, но мысли о самоубийстве посещают меня до сих пор. У меня начали развиваться комплексы, природу которых я не могу описать. На фоне истерик и нервных срывов у меня были достаточно длительные задержки месячных и гормональные сбои. Я ходила к гинекологу, я лечилась, я старалась оборвать все контакты с бывшим, но даже тогда он старательно напоминал о себе. Приходил ко мне домой, звонил, стучал, пытался выломать дверь. А если не приходил, то просто звонил. Это состояние, когда я хотела с ним расстаться, а он не хотел меня отпустить, длилось около месяца. Меня спасало лишь то, что у меня был первый в жизни проект и зал, только так я могла отвлекаться от всего. Мы расстались 6 ноября, но все еще я до конца не отошла от того, что было со мной. Разумеется, рядом со мной сейчас прекрасный мужчина, которого я очень люблю и верю в него, почти полгода мы живем вместе, он старше меня и во многих вещах умнее. Я могу на него покласться, я могу ему верить. Но порой состояние годичной давности накатывает. Оно приходит как бы между прочим. Маленькое сомнение, маленькая неуверенность в себе доходит до таких размеров, что я с трудом останавливаю этот конвейер. Каждая мысль порождает новую, мои страхи усиливаются, порой я снова хочу опустить руки, но стараюсь этого не делать. В апреле-мае, кстати, у меня был снова срыв, из-за которого я снова не могла выходить из дома, я боялась, мне было плохо везде, где я не дома. Только недавно я смогла окончательно сразиться с этим мерзким ощущением и начать двигаться дальше.


Но все это я говорила не просто так, писала не просто так. Если однажды вы задумались о самоубийстве всерьез, если вы правда не хотели жить изо всех своих сил — это чувство все равно вернется к вам, как бы далеко вы от него не бежали. Желание убить себя, навязчивое и хаотичное — это болезнь, это нервное расстройство. Но как бы не было тяжело, каким бы абсурдным ни казался бы вам мир, как бы сильно вам не хотелось бы со всем закончить — не делайте это. Смерть не конец мучений, а лишь начало для новых. И если вы чувствуете, что что-то в жизни пошло не так, что-то вас не устраивает до такой степени, что жить не хочется — меняйтесь! Меняйтесь черт побери. Меняйте себя, свое окружение, свою работу, да бросьте черт побери семью и отчий дом, делайте все, чтобы снова вдохнуть в себя жизнь и понять, что она прекрасна. И я верю в то, что она у нас одна. Как бы не было тяжело, верьте в себя и в свои силы, со всем можно справиться. Люди и правда могут сделать очень и очень много, достаточно вспомнить, что раньше они пользовались свечами и не думали, что в наше время электричество будет повсюду, люди со всего мира смогут общаться друг с другом, не выходя из дома. Это огромный прогресс человечества, а значит и каждый из нас может сделать над собой усилие, чтобы идти дальше. У каждого своя трагедия, своя история, своя жизнь. Но я верю, что любую боль можно преодолеть и пересилить, как с чьей-то помощью, так и самостоятельно.



Категории: Это сейчас так больно. Будет легче, Старые записи